Pavel S.Vorontsov (li_bao) wrote,
Pavel S.Vorontsov
li_bao

Categories:

Воронцов Сергей Селиверстович

Папа умер 1-го мая, я был рядом. Он был хорошим человеком. Решил выложить некоторые материалы о нем.

Домашняя страница. Он очень хотел сам разобраться в том как это устроено, все делал самостоятельно.
Позор и торжество идеализма или актуальная антропология. Папина книга. Он готовил вторую - не успел.
Форум Кара-Мурзы. Здесь папа любил бывать, там много его мыслей. К сожалению, интерфейс форума не очень дружелюбный.

Под катом - анкета к пятидесятилетию поступления на ФФ НГУ.


Анкета
(интервью с выпускником ФФ НГУ 1968 г)


Дорогой коллега! Данная Анкета предложена Оргкомитетом подготовки празднования 50-летия поступления ребят и девушек на ФФ НГУ в 1963 г. для включения наиболее интересных ваших ответов в Сборник, посвященный указанному событию. Сборник планируется выпустить к июню 2013 года и вручить каждому участнику. Понятно, что это будет юбилейный материал и, возможно, последний. Поэтому просьба ответить как можно подробнее, не опасаясь возможных неточностей, «некрасивостей» в ответах и длиннот. Мы надеемся, что тот дух физического факультета нашего любимого курса будет выражен вами с чувством теплой памяти о нашей научной молодости. Вы должны быть свободны и спокойны за поданный материал, т.к. перед помещением в сборник мы обязательно с вами согласуем окончательный вариант ответа. Просьба дополнить ответы на анкетные вопросы своей личной фотографией любого года (или с группой коллег). Фото надо приложить к анкете или прицепленным файлом прислать отдельно. Желательно сделать подпись о персоналиях и событии, запечатленных на фото. Естественно, мы были бы благодарны за присылку других фотографий с вашим присутствием на них.
Вопросы анкеты не могут ограничить вас в выборе ответов. Возможно, вам захочется ответить и написать о чем-нибудь другом, поэтому смело дополняйте и импровизируйте. Успехов, коллега, и терпения!
Итак, вопросы:
1. Расскажите о себе: откуда вы, ваша семья, родители, учеба в школе, жизненные планы, настоящее положение: семья, дети, место проживания и работы.

Я родом из Казахстана, Семипалатинская область. Мать с отцом познакомились в 1929 году на какой-то пересылке, отец уроженец Николаевского уезда Таврической губернии, мать из Смоленска. По 1939 год – барак на руднике Риддер в Восточном Казахстане, потом семья моталась по селам, в основном районным центрам, Семипалатинской области. За время учебы (1948-1959гг.) я сменил 4 школы, обычно основную часть класса составляли детдомовцы и спецпереселенцы, то есть чеченцы и немцы. С 7 класса и до окончания школы жили в селе Ириновка, Урджарского района, в благодатном краю на юге Семипалатинской области, где отец стал председателем колхоза. Одним из лучших друзей до 1958 года был чеченец Ваха Алиев, они уехали в Урус-Мартан. Несколько лет после школы переписывались, потом переписка прервалась. После 9 класса летом я был бригадиром школьной производственной бригады, выращивали 30 гектар опиумного мака для нужд медицины, так что хорошо знаю технологию этого дела. Никакой охраны и никакого криминала, такие были времена. Учился все время на «отлично», по возможности занимался авиамоделизмом и судомоделизмом, спортом, играл самоучкой на баяне, правда, неважно (эх, как мы, бывало, бацали в три баяна на танцах в клубе!), много читал. На все хватало времени и сил, К.Симонова всего, почитай, знал наизусть, и стихи, и поэмы. На выборных позициях в пионерах и комсомоле почти не функционировал, не хватало дисциплины и честолюбия.
Куда мы стремились в то время, мы, поколение, следующее за «опоздавшими на войну»? Военная форма имела высокий статус, а самыми престижными профессиями были летчики и моряки. Я говорю о среде, в которой вырос, в другой среде, наверное, это было не так, да и потом приоритеты менялись очень быстро. Ну, вот я и наладился в летчики-истребители. Прошел районную и областную медкомиссии и поехал поступать в Уральское Военное Авиационное Училище Первоначального Обучения Летчиков (ВАУПОЛ). Экзамены сдал, но две недели до медкомиссии мы жили в палатках и рыли какие-то траншеи под дождем и холодом, я жестоко простыл и медкомиссии не прошел. Решил: ладно, год проработаю, потом по новой пойду. Уехал в Усть-Каменогорск, до мая 1960 года проработал станочником на деревообделочном комбинате (каторжная работа), а по вечерам ходил на курсы радистов ДОСААФ. Потом лето и осень мотался по рудному Алтаю, радистом в геологоразведочных партиях. В военкомате написал заявление в летное училище. Вызвал меня военком и говорит: «У меня разнарядка, с твоим аттестатом могу направить только в Ташкентское Высшее Командное Штабное Училище, больше никуда». В общем, пободались, не договорились, и поехал я служить на три года в Ашхабад. Не судьба была летчиком стать, а 4 года после школы для учебы были потеряны.

2. Как вы решились поступить на ФФ НГУ?

У меня для поступления на физфак НГУ решимости не требовалось, я стал туда поступать по наивному неведению. Служил в армии в войсках связи, два последних года исполнял обязанности командира отдельного взвода радио. В партию вступил, в частности, для того, чтобы на партсобраниях можно было говорить на равных с офицерами, иначе субординация не позволяла.
Часть у нас была хорошая, многие ребята были очень интересны и своеобразны. Например, пелись песни, которых я ни до этого, ни потом не слышал:

Мы из дома писем ждем крылатых,
Вспоминаем девушек знакомых.
Это ничего, что мы солдаты
Далеко теперь ушли от дома.

Мы не ищем тишины в сраженьях
И не знаем отдыха на марше.
Это ничего, что мы с тобою
За три года стали чуть постарше.

Снова будет небо голубое,
Снова будут в парках карусели.
Это ничего, что мы с тобою
До армии жениться не успели.

Когда пришло время демобилизации, поступать мы с дружком решили в какой-нибудь ВУЗ, где учат на радиоинженеров. Посмотрели справочники, наиболее подошел Новосибирск, здесь Институт Связи, НЭТИ, а в НГУ есть специальность – радиофизика. Аттестат у меня был отличный, хоть и без медали, и экзамены в НГУ начинались почти на месяц раньше, вот я и решил сюда поступать, а там – как получится. Экзамены начинались 11 июля, приехал я на поезде из Семипалатинска десятого. Еду в форме, с чемоданчиком, на битком набитом автобусе с вокзала в Академгородок, стою на задней площадке. Тут же еще ребята, слышу, разговаривают, тоже Универовская абитура.
- «Ты Моденова всего прорешал»?
- «Нет, чуть больше половины».
- «Ну, тогда тебе здесь не светит, можно сразу в НЭТИ».
Ни фига себе, думаю, а я не знаю даже, что такое «Моденов». Ладно, приехал, устроили меня в холле третьего этажа здания Морской 2, в котором сейчас Управление делами СО РАН, там вроде было тогда общежитие геофизического факультета. Выдали нам матрасы и постели, лежали рядком вдоль стен на полу, больше 30 человек парней, все читали умные книжки и вибрировали. Тут то я и узнал, что такое задачник Моденова. Недолго, правда, вибрировали, после первого экзамена отсеялась примерно половина, а после второго и совсем нас мало стало, человек пять-шесть. В аттестате у меня отсутствовала оценка по инязу, в нашей деревне не нашлось учителя, последняя учительница немецкого, старушка из спецпоселенцев, сошла с ума, когда я в 9 классе учился. Ну, эту проблему решили, зачислили без экзамена по инязу. Пока сдавали вступительные, каждый вечер перед домом в скверике происходили танцы под радиолу, танго «Букет роз», вальс «Под небом Парижа»… Эх, о чем говорить, какие там были девочки – абитуриенточки! Да и мы ничего себе.

2. Ваша учеба на ФФ НГУ: жизнь с учебниками, семинары, экзамены, проведение свободного времени, хобби, жизнь в общежитиях, самые интересные случаи из студенческой жизни, которые Вы рассказываете детям и внукам, общественная деятельность, работа в стройотрядах, ФМШ, воскресные школы, стенгазеты, спорт, творчество, любовь.

Заселились в новенькую пятерку, начались трудовые будни, я стал первым председателем студсовета общежития. Комендантом тогда была Евгения Степановна, замечательная женщина, мы с ней потом всю жизнь при встречах душевно общались. Она понимала главное: в этом, студенческом, возрасте жизнь кипит, проявляется самыми разнообразными способами, и никакими жесткими регламентами эти проявления остановить невозможно. Поэтому основной была борьба с антисанитарией и явными безобразиями, но их было не так уж много. А нормальные инициативы вполне находили понимание и поддерживались, например, базирование клуба «Квант» в холле общежития. Я недолго был председателем студсовета, год примерно, и дальнейшее проходило уже без моего прямого участия.
Наша компания базировалась в 505 комнате, это Витя Черепанов, Юра Ровин, Володя Молин, Витя Осипов, Володя Несин, Виталя Астрелин и Толя Лубков заходили, другие ребята. Зная, как сложилась жизнь, странно нас так называть, нужно бы по имени – отчеству, но тогда мы были такими, партнеры по карточному «кингу» и любители бардовских песен, особенно блатных. На 3-4 курсах мы с Витей Черепановым жили в маленькой 505 комнате, которую некоторые называли «избой-читальней». В ней справа от входа стояла двухъярусная кровать, слева у окна стол с моей радиостанцией, рядом с ним тумбочка со стареньким магнитофоном «Чайка». Обычно бывало 8-10 посетителей за вечер, ходоки шли обычно после 9-10 часов вечера, когда мы кончали заниматься. Слушали магнитофон, на кровати раскладывали шахматы, говорили обо всем. Однажды Витя, пока никто не пришел, поставил на стол бутылку из-под водки, наполовину налитую водой, два стакана, положил кусок хлеба. Первый вошедший удивился: «Пьете? Сейчас, у меня есть». Побежал и принес пол бутылки вина. Потом и другие добавились. Неплохой праздник получился.
Еще на втором курсе в разговорах выяснилось, что нам не хватает теории вероятностей и дискретной математики (теории информации). Их уже читали на мехмате. Мы с Витей Черепановым и Юрой Ровиным ходили к Р.И.Солоухину (он исполнял обязанности ректора), с тем, чтобы нам прочитали эти курсы. Мало нам было того, что давали, где Вы еще такое видели?
В конце концов Ю.Б.Румер своим курсом радиофизики мои желания стать хорошим радиоинженером вполне удовлетворил, спасибо ему и всему универу. Учился я довольно ровно, на тройки и четверки, завалов и хвостов не было, так же, как и пятерок. Много занимался электроникой, «железом», сначала на коллективной любительской коротковолновой радиостанции Ua9kpv, (кажется, 431 комната главного корпуса), потом на кафедре общей физики. Получил свой позывной Uv9oc, и радиоспортом увлекался всю жизнь до недавнего времени. Если есть достаточный опыт, то начинаешь «чувствовать» эфир, короткие волны проходят в зависимости от состояния ионосферы, и наглядно наблюдаешь, что наш шарик – он круглый и дышит. Нигде больше такого кайфа нет, Интернет здесь проигрывает. В физике больше всего меня восхищало и привлекало соответствие достаточно абстрактных математических описаний природным вполне осязаемым проявлениям физических процессов и объектов. Разложение в ряд Фурье формы электромагнитного импульса дает его спектр, и эти сигналы можно прослушать простым радиоприемником или посмотреть на анализаторе. Решения функций Бесселя для системы излучателей дает диаграммы направленности излучения, что я с кайфом и моделировал СВЧ аппаратурой, благо, такая возможность была. И т.д. и т.п. Вплоть до спектров атомов и молекул. Просекать это доставляло реальное наслаждение. Основные курсовые и диплом делал на кафедре общей физики, к защите уже были две публикации в физических журналах, спасибо Ю.А.Брагину и А.Б.Федяшеву. В штат кафедры меня зачислили еще на 4 курсе, туда и распределился. Из лекторов я не стану упоминать тех, которые у всех на устах, для меня очень много дало общение с Я.А.Крафтмахером (хоть некоторые, извиняюсь, и говорили: «Крафтмахер со своей крафтмахерней») и М.С.Рывкиным.
После первого курса была целина – отряд «Конезавод-47» Кокчетавской области. Много было веселых и интересных моментов, потом на северах уже не было той раскованности, там работа была тяжелая. Одно время я был там бригадиром на кирпичном заводе. В бригаде было четыре Сереги: Серега Баранов, Серега Бурштейн, Серега Воронцов и лошадь Серко. На закопченных воротах обжиговой печи мелом были аккуратно и крупно выписаны уравнения Максвелла, С.Баранов их так украсил. Когда работали в Чаглинке, щитовой дом ставили, дежурили однажды на кухне, нужно было начистить картошки на завтрак для всего отряда. Валера Красавин говорит: «Я там бетономешалку видел, чем не картофелечистка, тот же принцип». Поволокли мешки с картошкой туда, всыпали в бетономешалку, прокрутили – великолепно получилось. Гладкая картошка, чистая, только потом глазки вырезали и все. Утром завтракали первыми, все еще спали, рано уезжать надо было. Попробовали жареную картошку – сплошной песок на зубах хрустит, она им пропитана насквозь. Так и остался отряд без завтрака, мы тоже голодные быстренько уехали, пока нас не побили.
Потом, после целины, были Салехард в 1966 году и Иультин в 1968, много об этом можно рассказывать историй. В Салехарде зародились несколько семей, наша тоже. Это настоящее отрядное братство, потом при встречах всю жизнь лица этих людей были родными.

3. Как вы оценили качество обучения в НГУ? Какие свойства вы обрели за годы учебы, ваше физическое мировосприятие и отношение к религии.

В наши годы было самое высокое качество обучения, если захочешь и сможешь получить знания – получишь сполна и сверх того. Насчет своих свойств затрудняюсь ответить (хотя, наверное, самодисциплины добавилось, заниматься напряженно приходилось иногда), а вот насчет мировосприятия можно поговорить. Философией я немного увлекался еще на первом курсе, спасибо И.Алексееву. Этот интерес Марксизм – Ленинизм не отбил, и, в конце концов, он занял свое положение в моем понимании места людей в структуре Природы, но это случилось гораздо позже. Я атеист, «вежливый» атеист. То есть считаю, что если в Природе есть субстанция, которая может считаться ее Творцом, то человечество слишком ничтожная часть материи, чтобы быть целью творения. Разумная материя – результат общего термодинамического структурирования материи, цель которого человеку понять невозможно, можно только смиренно изучать его законы. А религии – психологический или даже, вернее, психофизиологический феномен, артефакт эволюционного развития систем мышления.

4. Как сложилась ваша научная карьера или работа по окончанию ФФ, что удалось или не удалось реализовать?

Пять лет после диплома проработал на кафедре общей физики, потом поступил в аспирантуру к Р.И.Солоухину в ИТПМ СО РАН, чуть позже защитил кандидатскую диссертацию и всю жизнь там проработал. Насчет реализации замыслов не буду говорить, удалось кое-что сделать, но не все. Много работ было по оборонной тематике, была большая лаборатория, работали со многими ведущими научными фирмами: НПО «Астрофизика», ГОИ, ЦНИИМАШ, ТМКБ «СОЮЗ», другими. В 90х годах все начало разваливаться, исследовательские программы не финансировались, и я со своей лабораторией не смог «вписаться в процесс». Это отдельный тяжелый роман. Командовать людьми, брать за них ответственность я зарекался еще со времен службы в армии, но жизнь так устроена, что при желании сделать что-то значимое, или даже просто чтобы не попасть в унизительное положение, без этого часто не обойтись. Все эти обстоятельства (в них, в причинах их возникновения, надо было как-то для себя разобраться) в конце 90х годов заставили бросить окончательно радиолюбительство и в режиме хобби заняться изучением того, что сделано в области исследования социальных процессов в человеческом сообществе, благо, какой-то фундамент уже был. В результате к моим примерно 130 публикациям в физических изданиях добавилось полтора десятка статей в философских и социологических журналах и сборниках, написал книгу, сейчас готовлю к публикации вторую. Это не философия или социология в общепринятом смысле, а «актуальная антропология», то есть исследование механизмов и результатов естественного отбора в современном человеческом сообществе. Карьера это или не карьера? Докторскую диссертацию легко можно было защитить, когда был завлабом, но тогда не считал это нужным, других интересных дел было полно. Так что сделать карьеру в общепринятом смысле мне мешало полное отсутствие честолюбия, амбиций, да и, как можно предположить, заниженная самооценка. А может, и нет. Эти вещи сковывают инициативу в определенных сферах деятельности.

5. Ваши воспоминания о любимом Академгородке сквозь призму сегодняшнего времени?

В нашем Академгородке всегда был свой психологический микроклимат, и он пока в значительной степени сохраняется. Здесь рождались и росли наши дети, теперь они рожают, воспитывают, учат в школах и в универе наших внуков. «Вот моя деревня, вот мой дом родной». Хотя у многих дети и внуки уехали в Европу и дальше. У нашего сына Павла (он тоже окончил наш физфак и аспирантуру) была возможность уехать, но они решили остаться здесь, вместе легче жить.

6. Ваши любимые преподаватели, ваши верные друзья на ФФ.

О преподавателях я уже немного сказал выше, а с друзьями мы всю жизнь вместе, с некоторыми даже породнились. С Володей и Таней Кихтенко (земля им пухом!), Андреем и Олей Качеевыми, Толей и Ольгой Милостновыми (они с кафедры физкультуры), Виталей и Лидой Астрелиными, Валерой и Наташей Киричук отношения не прерывались никогда. Много лет существовал «колхоз» по посадке картошки, до 6-7 семей, брали землю на всех и вместе выращивали. Эх, какие бывали фестивальные выезды на прополку, посадку, уборку, праздник души! Со многими сейчас перезваниваемся, по Интернету общаемся. Всегда радостно встретиться с Юрой Чугуем, Толей Васильевым, Володей и Таней Андреевыми, другими, обсудить основные дела и обстоятельства, их семьи тоже нам не чужие. Так что дружбой мы богаты, всегда есть, от кого получить помощь или самому подставить плечо.

7. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в науке и в физике в целом мире или в России?

В России наука и образование в значительной степени отданы на откуп «финансово эффективным менеджерам», в этой ситуации сомнительно получение каких-то серьезных результатов в ближайшее время, хотя пока что возможно – ввиду наличия значительного задела, а дальше живы будем – посмотрим, кто верх возьмет, нанофилы или нанофаги. В фундаментальной физике идет накопление информации и продвижение к созданию феноменологии переходов масса-энергия и наоборот, ближайшие перспективы пока не очень ясны. Так что все идет по плану. По-моему, очень интересные события происходят сейчас в исследованиях генетики человека, и вообще его биологии, в связи с этим в ближайшее время возможны революционные изменения в гуманитарных «науках». В Западном мире в настоящее время господствует постмодернизм, то есть, декларировано, что любое, самое мифологическое представление или мнение считается реальным и годным для обоснования социальных действий, если эти действия не противоречат писаным человеком законам. Но глобализация, как и другие социальные действия, не может противоречить биологии, и поэтому должна рассматриваться как формирование мировой иерархической пирамиды вполне себе биологического типа. А социально-исторический процесс – продолжение межпопуляционного естественного отбора, формы и темпы только сильно изменились. Вот примерно так, такая вот оценка ситуации.

8. Ваши пожелания выпускникам ФФ и вновь поступающим в НГУ.

«Глупая старость так же жалка, как и трусливая юность», - И.Бабель, «Одесские рассказы». Не бояться работы, не бояться сложностей, любить и стараться понять окружающих, даже самых плохих или очень плохих, иметь здоровое честолюбие. Себялюбие, меркантильность и карьеризм могут дать временное удовлетворение, но настоящего счастья в итоге не принесут. Что-то важное они убивают в человеке. По-моему, нет ничего отвратительнее зрелища победителя, пляшущего ритуальную джигу на трупе оппонента, это может быть труп интеллектуальный, моральный, биологический или физический. Вот такие мои пожелания.

9. Что бы вы хотели добавить от себя в данную анкету?

Просто еще несколько формальных данных: живем вдвоем с женой (наша сокурсница с гумфака Контарева Лидия Александровна), трое детей, шестеро внуков, скоро будет седьмой. Дети с семьями все живут в Академгородке, старшая внучка Тоня Воронцова учится на 4 курсе гумфака, другой внук в Мединституте, остальные школьники и малыши. Я с апреля 2009 года по состоянию здоровья полностью ушел на пенсию, инвалид по кардиологии. Но жить не скучно и не грустно.

Tags: семья
Subscribe

  • Футорка

    Практическая польза покупки посудомоечной машины: узнал новое слово сантехническое.

  • Так и думал.

    Я, собственно, сперва комментарий со своим недоумением в жж scholast оставил. А сегодня вот ещё один решил, уже под следующим постом. Ан…

  • Весна наверное

    Сегодня, как обычно в пятницу, приехал из города и собрался было пойти на наброски, да завернул в ближайшую кофейню. "Белый стриж" называется, очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Футорка

    Практическая польза покупки посудомоечной машины: узнал новое слово сантехническое.

  • Так и думал.

    Я, собственно, сперва комментарий со своим недоумением в жж scholast оставил. А сегодня вот ещё один решил, уже под следующим постом. Ан…

  • Весна наверное

    Сегодня, как обычно в пятницу, приехал из города и собрался было пойти на наброски, да завернул в ближайшую кофейню. "Белый стриж" называется, очень…