Pavel S.Vorontsov (li_bao) wrote,
Pavel S.Vorontsov
li_bao

Categories:

Письмо с фронта

Жена привезла из Москвы письма своего деда. С ее разрешения публикую два последних. Просто чтоб было.


7/III. 3ч. утра.
Верочка!
Как часто бывало использую ночное время для того чтобы побеседоватьс тобой. Сижу дневальным в землянке и топлю печь, а так как дрова в печке горят без моей помощи, то мое дежурство оказывается свободным временем. Обещал писать после того, как буду знать свой точный адрес, но пока еще этого нет. Я с группой командиров некоторое время подучимся, а затем – по местам.
Ребята с которыми я приехал уже участвовали в боях.
Кругом беспрерывно развертываются события которые оставят глубокий след в истории и моей памяти. Наша часть все время участвует в наступлении и с передовой то и дело приносят вести о том, что заняты все новые и новые деревни.
Вчера смотрели «Разгром немцев под Москвой». Виды Москвы опять взволновали меня так, как будто я мельком увидел родное лицо мелькнувшее в окне проходящего поезда. Сама картина очень кратко но красноречиво показывает происходящее. Непосредственно по пятам немцев я еще не проходил, но и того что мне пришлось увидеть в оставленных ими деревнях достаточно, чтобы все человеческие чувства были возмущены до крайней степени.
Частенько мне приходит в голову мысль: как хорошо, что вы с Валериком можете спокойно жить в дали от этой ужасной войны.
Жизнь наша здесь более чем сносная. Не находясь на самой линии огня, люди обеспечены крышей над головой, все тепло одеты. Кормят много лучше, чем в тылу. Единственное чего остается желать – это бани. Людей много, а бань слишком мало, чтобы можно было пропустить всех. Приходится восполнять это умыванием «в котелке».
А ночь такая лунная!
Видимо я стал восстанавливать силы после работы в строительстве. Чаще останавливают внимание слабые еще признаки весны, а по ночам – роскошное, почти январское небо. А сны! Эти радостные минуты, когда я совершенно отчетливо вижу тебя, говорю с тобой, чувствую, приходят все чаще.
В лагерях все ребята открывают свои картинные, вернее портретные, галереи показывая своих родных, и я не упускал ни одного случая, чтобы воспользовавшись предлогом самому не взглянуть на вас.
Мне очень хочется получить от вас какие нибудь фотографии сделанные теперь, но боюсь, что их нельзя будет переслать.
Я могу без конца заполнять страницы всей ерундой которая для тебя не будет интересной, приходится брать себя в руки и ставить точку, хотя мне и приятно проводить время за этакой болтовней.
Ну не буду отнимать время у цензоров, проверяющих наши письма и закончу.
Надеюсь, что дома все в порядке, насколько это возможно. Бабушка поправляется, Валерик здоров, ты, моя ласточка, тоже. Все вы иногда вспоминаете обо мне. Я же про всех вас думаю частенько.
Крепко целую длинную очередь маленьких и больших Альтгаузенов и семейку Берзиных.
Ваш Коля, папа-дядя-Артур.
Я думаю, Верочка, что не куришь?


Краснокамск, Вере Павловне Берзин.
19/III
Милая Верочка!
Сегодня последний день нашего обучения.
Все это время нас знакомили с новым в тактике, оружии, а тех, которые, как я , раньше не знали вообще ничего – и с основами в так называемой военной науке. Время пролетело совершенно незаметно. Через пару дней нас распределят по полкам.
До этого дня всегда получалось так, что какие-то причины отдаляли от меня момент личного участия в боях,поэтому я еще не представляю что это значит. Судя по рассказам товарищей с которыми я здесь обучаюсь, а они все уже были по несколько раз в боях и большинство из них имеют ранения, это похоже ни на что другое в жизни. Из природы разве только действие страшного града на зрелое хлебное поле подходит для сравнения.
Оптимизма и радужных надежд никаких. Слишком откровенным перед тобой быть боюсь т.к. в мыслях сам часто ловлю себя на трусливых надеждах. По крайней мере в роли героя плохо себя представляю. Но все это измышления. Уверен, что в трудный момент хватит меня на любое дело. Только бы не растеряться. Здесь приходится считаться с тем, что я часто бываю недостаточно хладнокровным. Но об этом можно много не расписывать. Это те «копания», которые так знакомы тебе с давних времен.
Пока есть время, хочу поболтать с тобой о вещах про которые скоро думать недостанет времени.
Жили мы эти дни как у Христа за пазухой. В сосновом лесу в топленой землянке, которую мы сами выстроили, прошло 19 замечательных дней. Холодные, морозные ночи сменялись искристо-ясными днями. Яркое солнце еще не в силах бороться с сильным по-зимнему морозом но голубое небо с нежно розово оттененными облаками не оставляют сомнения, что это уже не зима. На вершинах елей звонко поют клесты, а по ветвям суетятся многочисленные синицы. Следы зайца как-то особенно отчетливо ложатся на подтаявшем на припеке снегу. Природа походит на красавицу, еще не проснувшуюся от волшебного сна, щеки её розовеют, дыхание становится глубже и ровнее. Ещё немного – она раскроет глаза и сладко потянется. Прекрасна жизнь.
Замечая и прислушиваясь, я вспоминаю одну за другой прошедшие весны, нас и строю планы на будущее.
До тех пор, пока существует природа с её весной, способной оживить любого меланхолика и заставить улыбаться самого отчаянного пессимиста, нужно жить и не думать, не заглядывать за конечный барьер.
Много думаю о том, как встречаете весну вы, далеко от меня. Валерик скоро начнет сбрасывать одежонки и станет, шлепая по натекающим из талого снега ручейкам, щуриться на яркое солнце. Тебе прибавится хлопот следить за этим сорванцом. Ведь весной и болеют малыши чаще.
Удивительна эта способность без конца болтать. Но ведь я надеюсь, что вам это тоже приятно. Я надеюсь на будущее, иначе тоска может совершенно задавить. Надеюсь.
И как только получу назначение в полк, буду иметь адрес, сразу сообщу тебе, дорогая, чтобы снова иметь возможность читать написанное тобой.
Милая Верочка, как должно быть тебе трудно сейчас! Возможно, в скором времени мне удастся хотя бы деньгами тебе помочь. Крепись, дорогая.
Целую тебя, как когда-то, очень крепко и много. Валерика тоже. Так, как это сделал бы, увидев вас.
Привет всем.
Твой Коля.


В ЦК ВКП(б) Латвии
Очень прошу оказать мне помощь в получении каких-либо сведений о моем муже.
Мой муж, Артур Рудольфович Берзинь, 1918 года рождения был призван в Латвийскую национальную дивизию в январе 1942 года. С 15го января по 12 февраля он находился в Ивановской обл. Гороховском р-оне п/отд. Золино п/ящик 207/21. 27го февраля он прибыл на фронт в р-н Ст.Руссы, там же он окончил школу младших командиров. 19го марта. От 19го марта было последнее письмо, в кот. он писал, что после распределения по частям он мне напишет, с указанием № полевой почты. Письма с фронта от мужа были со штампом 1040 полевой почты. Больше я ничего не имею от мужа, очень прошу, если возможно, сообщить мне о нем.


Информация http://www.obd-memorial.ru/

Фамилия БЕРЗЫНИН (БЕРЗИН)
Имя Артур
Отчество Рудольфович
Дата выбытия 05.04.1942
Источники информации Книга Памяти
Tags: семья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments