May 25th, 2010

li

Иосиф

Вчера был день рождения Бродского. Но про бродского мне нечего сказать, Потому что слов не хватит.

В 20ом веке в России было два великих поэта и один тиран с именем Иосиф. Не знаю, вправе ли мы тут разводить арифметику, но мне кажется, что два великих поэта - это гораздо больше, чем один тиран.

О Мандельштаме я начал писать еще в позапрошлом году. Так и лежит недописанное. Пожалуй, я его выложу. Недописанным. Вдруг да сдвинется?

Пеной соленой по горячим губам
Язык - словно камень во рту.
Ах, что за песни ты пел по утрам
Совсем на другом берегу.

Мелодии этой тебе до сих пор
Грозный сатрап не простил.
Сердце стучит как горячий мотор,
.......

Что ж ты не плачешь, птица на шконке,
Руки, как крылья, сложив за спиной.
Вертухай закрывает на печке заслонку
Двери в барак ...

пусть лежит...
li

город Че

Обилие рекламы поражает. Реклама везде, на любой поверхности. Сегодня видел на асфальте трафаретную надпись "Прыжки с парашютом, тел ..." и грязную лужу рядом.

Кировка замечательна, погода прекрасная, Город пестрый, шумный и эклектичный. Флаги с верблюдами, много названий с приставкой "Уральский" (пельмени, просторы, банки и т.д.)

Гостинница в самом центре, в старом здании. Широкая мраморная лестница, массивные деревянные перила покоятся на пузатых столбиках "под мрамор", вьется вокруг шахты с лифтом. Длинный коридор от ресепшена к номерам напоминает НИИ конца восьмедисятых - высокий потолок, вдоль стен наверху вьются пучки проводов, крашеные (давно) стены, много деревянных дверей с табличками и без. Наверху - тусклые люминисцентные лампы, частично - гудящие и моргающие, а то и просто так. На полу - вытертый линолиум с жутким узором и огромными щелями. Помпезно и немного затхло. Провинциальненько, но чистенько.