February 25th, 2010

li

обрывки

* * *
Самолет подрагивает, готовясь ко взлету, что-то в его недрах ритмично подвзревывает. Мой сосед пробует шутить, что это барахлит стартер (действительно-похоже), но стюард успокаивает его - это гидросистема, машина в порядке, только с завода. Зеленый двигатель за иллюминатором взревывает и мы летим. Обратите внимание, слева по курсу можно увидеть Омск. Светящиеся лужицы - разумная плесень - мы летим дальше, рыча, средняя скорость восемьсот, высота десять тысяч пятьсот.

* * *
Москва - уже не лужицы, а целые пруды с разумной плесенью. Ручейки автострад, сонное помаргивание спальных районов.

* * *
В Москве много людей и много снега. Люди идут сплошным потоком по мокрой грязной жиже, по длинным каменным переходам, пахнущим мочой, мимо бутиков и нищенок, по своим делам. Сверху сыплется мокрая крупа, снизу чавкает мокрая крупа, день начинается-день заканчивается.

* * *
Тома Кайта удалось озадачить. Подумав 2 минуты он выдал сакраментальное - это не баг, это фича! (This is not a bug, this is a feature!, дословно) и даже сумел объяснить почему именно так. Все порадовались.

* * *
Весь путь до дома - улица,метро,электричка,аэропорт,самолет - я не мог отделаться от ощущения, что все вокруг говорят по английски. Услышанную фразу я воспринимал в мелодике именно английского и смысл искажался, менялся, я слышал осмысленные высказывания или невнятное бормотание (но по английски!), хотя и отлично понимал, что реклама в метро не может быть такой. Только к концу полета лысый мужик впереди начал звучать для меня именно так, как и говорил...

* * *
Во время чтения книжки Урсулы Ле Гуин на меня что-то нашло. Появился такой образ, что-то вроде

"Люди по-разному проводят линию своей жизни - он как будто проводил мягким карандашом по карте, оставляя жирный красный след, маркий и неровный..."

Вот о ком это? Генерал какой-нибудь. Или вор в законе должно быть.